52ae7828

Лексутов Сергей - Оползень 2



СЕРГЕЙ ЛЕКСУТОВ
ЕФРЕЙТОР ИКС
ОПОЛЗЕНЬ 2
  
  
  
Пролог
  
  
  
   В брюхе вождя гулко и требовательно заурчало. Он торопливо схватил свою любимую дубину, и, широко размахнувшись, ударил ею в туго натянутую на деревянную раму шкуру.

Гулкий, мощный звук раскатился по хижине, вырвался наружу, возвещая подданным, что повелитель возжелал чего-то. Все замерло в ожидании.
   С удовольствием прислушиваясь к замирающему гулу, вождь смотрел на вибрирующую, высохшую за долгие годы до костяной твердости шкуру. Это была шкура предшественника Мыра на троне. "Да, шкура хороша, звучит мощно, гулко", - подумал вождь, - "Но сам старикашка был препротивен".

Мыр поморщился, вспомнив вкус старикашки. Однако ничего не поделаешь - традиция. Не Мыр ее придумал, не ему отменять.

Когда-нибудь и его шкура так же будет гудеть под ударами, грозно и требовательно.
   Остатки гула еще висели в воздухе, видимо застряв по углам хижины, когда вошел повар. Мыр с отвращением смерил взглядом лоснящуюся от сытости фигуру жадра. Он не любил жадров, но мирился с их присутствием на своей земле.

Прежние вожди пытались их прогонять, даже, когда-то давно, жадров истребляли, но это ни к чему хорошему не привело. Потом вожди стали демократичнее. Стали брать их себе в слуги, в повара.

Уж чего-чего, а готовить разные вкусные блюда - жадры большие мастера.
  - Почему нет обеда? - грозно вопросил вождь.
  - Потому что последний претендент из племени Демы съеден тобой на завтрак, - дерзко глядя в глаза вождя, ответил повар.
   Вождь задумался. Есть хотелось все сильнее и сильнее. Время обеда уже наступило.

Значит, как ни крути, но искать претендентов придется в собственном племени. Жаль. Ведь это убавляет количество воинов. Можно, конечно, объявить войну Деме, но тогда победить ему удастся лишь к завтрашнему ужину.

Пока соберешь воинов, пока доберешься до границы... А ведь надо еще придумать убедительную причину объявления войны... Вождь решительно цыкнул зубом:
  - Прикажи стражам притащить кого-нибудь из смутьянов. Должна же с них быть хоть какая-то польза...
   Повар вышел. Вскоре двое стражей втащили упирающегося смутьяна. Вождь внимательно оглядел его с ног до головы - смутьян был довольно упитан. "Интересно, чем же все-таки они питаются?" - подумал Мыр.

Ему не раз уже доносили, что смутьяны не участвуют в общих трапезах. Сами они, на вопрос о том, чем питаются, отвечали уклончиво и туманно.
   Смутьян с искаженным от ужаса лицом продолжал молча рваться из рук стражей.
  - Почему ты вырываешься? - сочувственно, отеческим тоном, спросил его Мыр. - Ведь я оказал тебе величайшую честь, пригласив к себе на обед...
  - Потому что я хочу жить! - жалобно завопил смутьян.
  - Зачем тебе жизнь?! - искренне изумился вождь. - Ведь ты не можешь знать, что тебе с ней делать.
  - Я хочу просто жить! Дышать! Смотреть на небо! - отчаянно завопил смутьян.
   На что вождь только укоризненно покачал головой, ничего не сказав.
   В этот момент вошел жадр, со своим огромным поварским топором. Увидев повара с топором, смутьян понял, что участь его давно решена, и тогда он гордо выпрямился, и совершенно спокойно спросил:
  - Послушай, вождь, зачем тебе на обед нужен именно я? И вообще, зачем есть людей? Там, за пустыней, - смутьян указал рукой куда-то за спину вождя, - течет большая река, в тысячи раз больше той, что питает водой нашу родную Мырзилию. На ее берегах растут густые леса, в них водятся четвероногие твари, которых можно есть, в воде живут плавающие твари, которых то