Эротический массаж Омск 52ae7828

Леонов Леонид - Бегство Мистера Мак-Кинли



ЛЕОНИД ЛЕОНОВ
БЕГСТВО МИСТЕРА МАККИНЛИ
ОТ АВТОРА
На примере заурядного человека автор стремился показать переживания многих честных и симпатичных людей на Западе, также накидать предположительный ход вещей, если дело с разоружением затянется и международная жизнь останется без изменений.
Как это сразу видно, страна, люди и прежде всего рассказанные события явно вымышлены автором, хотя последние, по его глубокому убеждению, пока не состоялись единственно по нерасторопности изобретателей и бизнесменов. Поэтому даже комические сцены, если они найдутся здесь, должны читаться и сниматься всерьез, даже в грустном стиле, как возможный вариант действительности.
Хотя и недолговременное, появление дьявола — в разговоре со священником — не должно смущать присяжных мыслителей. Это всего лишь условная философская категория, принятая на Западе в рассуждениях о добре и зле.
Этим памфлетом автор подает свой голос за желанный мир на земле.
ГЛАВНЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Мр МАККИНЛИ, клерк, 49 лет.
Мс ШАМУЭЙ, вдова, 50 лет.
Мисс БЕТТЛ, девушка, 32 лет.
Изобретатель.
Шеф конторы.
Мосье КОКИЛЬОН.
Его супруга.
Священник.
Хозяйка, ее муж и дочка.
Сэр САМУЭЛЬ Д.БОУЛДЕР.
Администратор фирмы “BS”.
Председатель в сенате.
Оратор там же.
Продавец.
Ребята из свиты Боулдера.
Соседи во дворе.
Потаскушка.
Дьявол.
Дети.
ВСТУПИТЕЛЬНАЯ НАДПИСЬ НА ЭКРАНЕ
Сейчас вам будет показана забавная история некоего мра МакКинли, из которой всякий сделает выводы по силе разумения. Он задумал сбежать из своей жизнеопасной эпохи, вместо того чтобы сообща с современниками внести в нее коекакие поправки. Это совсем напрасное приключение могло длиться почти триста лет, если бы герой своевременно не пришел к более разумному решению.
Одновременно — по развернутой, в меркаторской проекции, карте планеты гуляют дымки и вспышки всех происшедших с начала века военных бурь и сражений.
На фоне сатанинского хаоса звуков: отдаленной артиллерийской пальбы, воздушных тревог, грохота обвалов, визга падающих бомб, сигналов горниста к атаке, стонов, крика и довольно некрасивой брани — странно приятная, властно запоминающаяся, как позывные райской радиостанции, кудато вдаль манящая мелодия. Одно захлестывает другое.
Надписи на экране следуют поверх рваного, загнанного человека, который из глубины набегает на экран, мечется, потом в отчаянии замирает на месте, раскинув руки и с поднятым к небу кровоточащим лицом, посреди абсолютно голой, бескрайней, исковырянной местности.
Голос диктора. За минувшие полвека в небе над нами то в отдалении, то почти рядом непрестанно гремели тучки очередных международных осложнений. И так сложилось, что все наперечет детские воспоминания мистера МакКинли были подсвечены тревожным и как бы праздничным отсветом войны.
Следуют кадры, снятые в виде выцветших неподвижных фотографий. По застылой улице с толпою на тротуарах ликующей походкой движутся войска. Отличный день, выкинутые вперед на марше ноги, сверкающие трубы оркестра.

Толстая прозаическая стрелка указывает на тоненького, лет четырех мальчика, который на руках матери с видимым удовлетворением наблюдает шествие пехоты к назначенным ей подвигам и могилам.
Диктор. Познакомьтесь, юный господин на руках у миссис МакКинли и есть симпатичный герой нашей повести. По молодости он еще не понимает, что перед ним происходит отправка экспедиционного корпуса в Европу, и тем более не предвидит, какие приключения ожидают его самого впереди.
Фотография оживает, все начинает двигаться со старинной



Назад