52ae7828

Леонов Леонид - Бродяга



Леонид Леонов
БРОДЯГА
Чаи походил на сенной настой, а сахар отзывал керосином. Чадаев скинул
недопитое блюдце на стол и рассеянно внимал гомону постоялого двора. К
полудню, как всегда в дни воскресных базаров, сутолока возрастала, но
Чадаева облекала пустая тишина. Вдруг он грузно встал и с руками,
выкинутыми вперед, двинулся в заднюю дверь трактира. Блюдя беспорочную
славу заведения больше, нежели единственный глаз свой, трактирщик вышел
следом, но подозрения его пришлись впустую.
В зеленоватых пахучих сумерках двора, пронизанных лучами из щелей,
постоялец запрягал свою кобылу. Мягкая и расплетистая, она неохотно
отрывалась от сытной кормухи; постоялец не сердился, он не замечал. Однако
он поднял с грязной соломы оброненную кем-то краюшку хлеба и долго глядел
на нее, прежде чем положить в дорожную суму. Тут, разочаровавшись в
чадаевском секрете, трактирщик выступил из своего укрытия, и Чадаев
смутился.
- Дома-то ведь собаки встренут, - тихо сказал он про хлеб.
- А я тебя рази спрашиваю, человек, кто тебя встренет? - откликнулся
тот и, поморгав злым, смешливым глазом, ушел вовнутрь трактира.
Чадаев выехал со двора.
Рассыпчатыми жавороночьими трелями опутан был апрельский полдень.
Слепительно рябились лужи, неуловимое журчанье наполняло мир. Просачиваясь
в сердце, оно вселяло приятную, почти хмельную легкость, - но бесчинством
ошалевших стихий показалась Чадаеву эта сорок пятая его весна. Достав
из-за пазухи письмо жены, ради которого до срока и вопреки смыслу покидал
уезд, он снова попытался понять его задиристые каракули. "Дорогой мой
супруг, - прочел он больше по памяти, - я скучаю. Дорогой мой супруг, я
кажный день плачу. Дорогой мой супруг, не знаю, как время провести.
Дорогой мой супруг, мы гулям..." Слова шумели на ветру, лукавили, хлестали
Чадаева жестоким и счастливым смехом. С той же силой ударил он кнутом
кобылу, и полоз зашипел унывней в разъезженной колее.
Всю жизнь, на зависть миру, сопровождала его привычная удача - награда
ненасытным рукам. В предпризывной год женился он на веселой Катеринке, и
даже в древнем его, скрипучем доме не меркла шумливая Катеринкина
младость, а по веснам стоял в окнах немолчный скворчиный свист. Снабженный
всем на одоление жизни, одного лишь дара смеха лишен был Чадаев, но и эта
горькая несправедливость судьбы приносила ему барыш: его боялись. Война
пощадила это рослое и рыжее, как сосна в закате, тело; домой вернулся он
целым, даже неподшибленным. Вдруг мелкие, как мыши, напали беды. Целый год
он бился с ними, чумея от борьбы, но вс,е новые набегали стайки подгрызать
знаменитое его благополучие. В дни передышек он озлобленно вглядывался в
самого себя и не находил причин своей разрухе. Лишь теперь ему, едущему на
последнюю расправу судьбы, вспомнилось одно фронтовое приключение... и,
хотя не стыден мужику никакой грех, прикрытый солдатской шинелью, это
воспоминание жгло, точило норы в чадаевском существе, и вот уже не
вытравить его стало ничем.
В пору военного затишья и революционной вольности полгода томился под
южным солнцем его бесславный- полк. Там сошелся Чадаев с молдаванкой,
такою же мужичкой, как и сам.
Она была утешительна, как и собственная его Катеринка, ее и звали так
же, и она скучала по муже, который, отвоевав положенное, томился в плену.
Ее прельстила неспокойная, северная чадаевская сила; он дневал и ночевал в
ее домике под акациями, жрал ее кур и пил ее вино и часто рассуждал в
кругу друзей о скрытых прелестях своей молдаванки



Назад