52ae7828

Леонов Леонид - Нашествие



Леонид Максимович ЛЕОНОВ
НАШЕСТВИЕ
Пьеса в четырех действиях
________________________________________________________________
Оглавление:
Действующие лица
Действие первое
Действие второе
Картина первая
Картина вторая
Действие третье
Действие четвертое
________________________________________________________________
Действующие лица
Т а л а н о в И в а н Т и х о н о в и ч - врач.
А н н а Н и к о л а е в н а - его жена.
Ф е д о р - их сын.
О л ь г а - их дочь.
Д е м и д ь е в н а - свой человек в доме.
А н и с к а - внучка ее.
К о л е с н и к о в - предрайисполкома.
Ф а ю н и н Н и к о л а й С е р г е е в и ч - из мертвецов.
К о к о р ы ш к и н С е м е н И л ь и ч - восходящая звезда.
Т а т а р о в, Е г о р о в - люди из группы Андрея.
М о с а л ь с к и й - бывший русский.
В и б б е л ь - комендант города.
Ш п у р р е - дракон из гестапо.
К у н ц - адъютант Виббеля.
С т а р и к.
М а л ь ч и к П р о к о ф и й.
П а р е н е к в ш и н е л ь к е.
П а р т и з а н ы, о ф и ц е р ы, ж е н щ и н а
в мужском пальто, о ф и ц и а н т,
с у м а с ш е д ш и й, с о л д а т ы
к о н в о я и д р у г и е.
Действие происходит в маленьком русском городе в дни Отечественной
войны.
Действие первое
Низенькая комната в старинном каменном доме. Это квартира доктора
Таланова, обставленная по моде начала века, когда доктор лишь начинал свою
деятельность Влево двустворчатая дверь в соседние комнаты, с матовыми
стеклами до пояса. Простая девичья кровать и туалетный столик,
отгороженные ширмой в углу. Уйма фотографий в рамочках, и над всеми
главенствует одна - огромный портрет худенького большелобого мальчика в
матроске. В широком среднем окне видна черная улица провинциального
русского городка с колокольней вдали, на бугре. Сумерки. А н н а
Н и к о л а е в н а дописывает письмо на краешке стола; на другом его
конце Д е м и д ь е в н а собирает обед.
Д е м и д ь е в н а. А ночью тараканы с кухни ушли.
Нетерпеливый жест Анны Николаевны.
От немца бегут. Послушала бы на улице-то.
А н н а Н и к о л а е в н а. И все-то ты в дом тащишь. То подкову
битую, то слух поганый.
Стучат в дверь.
Д е м и д ь е в н а. Войди. Кто еще там ломится?
К о к о р ы ш к и н (просунув голову). Это я, извиняюсь, Кокорышкин.
Нигде Ивана Тихоновича застать не могу.
А н н а Н и к о л а е в н а. У него операционный день сегодня. Скоро
вернется. Пройдите, подождите.
К о к о р ы ш к и н. Ничего, я тут-с.
И дверь закрылась.
А н н а Н и к о л а е в н а. Кокорышкин!.. Чудак какой!
Она идет за ним и приводит его, упирающегося. Это подслеповатый не
определенного возраста человек в пальтишке с чужого плеча.
К о к о р ы ш к и н. Тогда уж дозвольте не раздеваться, в домашнем
виде я. Мне и дела-то - только бумаги подписать.
Д е м и д ь е в н а. Приткнись и не мешай. Письмо Федору Ивановичу
пишем.
Кокорышкин сел, кашлянул разок и замер с папкой на коленях.
Точно с ума повскакали. Боровков всем домом укатил. Наверху тетка
сидит, самовар держит. Уезжают люди-то.
А н н а Н и к о л а е в н а. Никто никуда не уезжает. Спроси вон
Кокорышкина, он все знает.
К о к о р ы ш к и н (привстав). Точно. Уезжают-с.
А н н а Н и к о л а е в н а. Сейчас звонил Колесников и ничего не
сказал. А уж ему-то, как председателю райисполкома, было бы известно.
К о к о р ы ш к и н. И он уедет-с.
А н н а Н и к о л а е в н а. И пускай едут. (Склоняясь над письмом.)
И перестань бубнить, Демидьевна.
Д е м и д ь е в н а. Мне бубнить нечего... а вещи закопать, пока
зем



Назад