52ae7828

Леонов Николай - Лев Гуров 10 (Удачи Тебе Сыщик)



УДАЧИ ТЕБЕ, СЫЩИК!
Николай ЛЕОНОВ
Пролог
Полковник Лев Иванович Гуров работал в органах МВД СССР девятнадцать лет, восемь месяцев и двадцать шесть дней, был уволен "в связи с утерей доверия", не дослужив до пенсии три месяца и четыре дня.
Время такое - премьер-министры сменяются, словно постояльцы в привокзальной гостинице, только успел белье испачкать, пора на поезд и в какую-нибудь замшелую Францию обниматься с вчерашним неприятелем, а нынешним кормильцем.
И нечего удивляться, что в такое время мента-полковника в четверг уволили с волчьим билетом, а в понедельник пригласили вернуться, не извинились, лишь обмолвились второпях, что накладка произошла, фамилию перепутали: вас внизу много, а мы наверху - одни. Нынче поезда быстро ходят, если, конечно, колеса по бартеру на яйца не поменяли. В общем, за время отставки сыщик успел лишь холостяцкую квартиру прибрать, в баню сходить, бутылку выпить да выспаться, как друг-генерал по телефону недовольно бурчит - криминальная обстановка в стране... и другие слова из телевизионных передач.
Полковник Лев Иванович Гуров и генерал Петр Николаевич Орлов работали в уголовном розыске первый около двадцати, второй неполные сорок лет. Полковник высок, строен, в любой одежде изящен, глядя на него, любой бы подумал, что у большевиков в свое время патронов не хватило, и дворян на Руси отстреляли не до конца, и они, окаянные, семя свое разбросать успели.

Генерал внешностью был в точности наоборот - роста среднего, полноват, неуклюж, на лицо - без слез не взглянешь, к тому же генерал короткопалой ладонью трет порой его так, словно хочет вылепить новое, поприличнее. Когда генерал и полковник бывали рядом, что случалось довольно часто, появлялось предположение, что отец Орлова в свое время не успел застрелить деда Гурова. И чего не привидится в наше смутное время?
Вы уже, конечно, поняли, что они были друзьями, хотя и имели характеры абсолютно несхожие.
Сегодня они потоптались на начальственных коврах, выслушали слова о долге и Отечестве и теперь сидели в кабинете Орлова недовольные друг другом, жизнью вообще и своей собственной в частности.
- Лева, ты второй сыщик в стране, - произнес Орлов, сделал паузу, давая возможность спросить: а кто же первый? Но Гуров не клюнул, лишь снисходительно улыбнулся. - А сыщик это не только розыскник...
- И скорохват, - перебил Гуров, - и дипломат, и жополиз. Вот они меня в дерьме вымазали, я им должен еще и сочувствие выказать. Мол, понимаю, какое у вас сложное руководящее положение, стрессы, перегрузка, всякое бывает, забудем старое...
- Кажется, вчера ты был худенький голубоглазый, наивный, правда, талантливый мальчик...
- Далеко? - спросил Гуров.
- Что далеко?
- Ехать или лететь? Далеко посылаешь?
- В цирк.
- Ну до цирка рукой подать, - усмехнулся Гуров. - Минут десять отшагал - и на арене.
Орлов покосился на кончик носа, недовольно хмыкнул, вытащил из папки загодя приготовленную бумагу, протянул Гурову. На несвежей помятой бумаге было всего несколько строк, большие корявые буквы свидетельствовали, что автор не увлекается эпистолярным жанром. "Здравствуй, Петр.

Если ты здоров, подъедь быстренько ко мне, есть разговор. Дело по твоей части, да и должок пора бы погасить. Михаил".
Гуров повертел листок, глянул его на просвет, даже понюхал, положил на стол и сказал:
- Зоной пахнет, а ты говоришь - цирк.
- Медведем пахнет, а не зоной, Михаил Рогожин - артист цирка. Раньше был акробатом, потом швырялся на арене железом, последние лет пятнадцать работает с медвед



Назад