52ae7828

Леонов Николай - Лев Гуров 13 (Наркомафия)



НАРКОМАФИЯ
Николай ЛЕОНОВ
ПРОЛОГ
Лев Иванович Гуров, сорока двух лет от роду, высокий, статный и широкоплечий, в общем - супермен, шел неторопливо по длинным коридорам МВД мимо безликих, проштемпелеванных номерами дверей. Еще пятнадцать минут назад Гуров был старшим оперативным уполномоченным по особо важным делам уголовного розыска, полковником милиции, у него имелись удостоверение, пистолет и наручники, он обладал властью небольшой, но и не маленькой, перед ним открывались двери, пусть далеко не все, но очень, очень многие.
Гуров сдал удостоверение, пистолет и наручники, ему выдали пропуск на выход из здания. Он вложил бумажку в паспорт и думал не о том, что двадцать лет службы в розыске позади, а впереди неизвестно что, а о том, пропустит ли его постовой, вежливо козырнув, или придется предъявлять пропуск и какая кутерьма поднимется, если он бумажку потеряет или выбросит ее в ближайшую урну.
Он проработал сыщиком более двадцати лет, считал себя неплохим психологом, но и не подозревал, что внешние атрибуты власти, с которыми он только что расстался, значат для него так много. И ростом он не стал ниже, и все так же силен и быстр, умен и находчив, и глаза голубые смотрят гордо, а чувствует он себя так, словно прилюдно вдруг оказался без штанов.
Гуров вышел из лифта, направился к выходу, решая, доставать паспорт или привычно коснуться пальцами нагрудного кармана и кивнуть знакомому постовому. До дверей оставалось шагов двадцать, когда Гуров услышал хорошо знакомый, чуть насмешливый голос:
- Господа сыскари, смотрите, как уходит из альма-матер один из нас, может, самый отличный мент, а ныне свободный сын свободной России!
У колонны стояли четверо штатских, старший из них, приземистый, большеголовый, был лучшим, точнее, единственным другом Гурова. Начальник главка, генерал Петр Николаевич Орлов неловко растопырил руки, неловко улыбался, отчего его некрасивое, грубо слепленное лицо казалось смешным и трагичным одновременно.
- Привет, коллеги, митингуете? - Гуров пожал всем руки. - О чем, если не секрет?
- Тамбовский волк тебе коллега...
- Сбежал, паршивец!
- Чуткости тебе, Саня, не хватает, - ответил Гуров, оглядывая присутствующих. - Не сбежал, а отступил перед превосходящими силами противника.
Гуров был самым молодым из собравшихся, старший - генерал Орлов - хлопнул друга по литому плечу и сказал:
- Опись возвращаемого обществу индивида производить не станем. Все видят: что брали, то и вернули, голова одна, пара рук и пара ног...
- Б/у, конечно, так против окаянной не попрешь...
- Хватит дурака валять, давай о серьезном, - перебил товарища худощавый интеллигент и сверкнул вставными зубами. - Лева, о чем мечтает мент обыкновенный? Как пишет враг народа Бабель... об выпить рюмку водки, об дать кому-нибудь по морде...

Ты уходишь хотя и не в первый, но, чувствую, в последний раз. Выпивку ставишь?
- Обязательно. - Гуров кивнул. - Завтра часиков в девятнадцать у меня дома...
- Чего приносить?
- Носовые платки. - Гуров взял Орлова под руку и двинулся к выходу.
Постовой знал их обоих в лицо, лихо козырнул, и Гуров вышел на свободу.
- Как просто, - сказал Орлов и потер свой бесформенный нос, - словно в номере Кио. Вошел в коробку полковник, опер важняк, а вышел молодой пенсионер... А ведь я двадцать лет жизни положил, чтобы из тебя сыщика сварганить...
- Ты от меня хвастовством заразился, - Гуров открыл дверцу "жигуленка". - Садись, тебе куда?
- К чертовой матери, - пробурчал Орлов, усаживаясь на переднее сиденье. - Комиссию



Назад