52ae7828

Леонов Николай - Лев Гуров 17 (Дьявол В Раю)



ДЬЯВОЛ В РАЮ
Николай ЛЕОНОВ
Глава первая
Старший оперативный уполномоченный по особо важным делам полковник Лев Иванович Гуров собирал дорожную сумку, он отправлялся в отпуск. Его отец, генерал-лейтенант, и мать, доктор наук, несколько лет назад ушли на пенсию и крестьянствовали в "родовом имении" под Херсоном.
Отец был мужик сильный и жилистый, восстановил развалившийся пятистенок, стал разводить кур, коз, в общем, хозяйничал и огородничал. За два сезона руки матери покрылись плотным загаром, ладони - мозолями.

Теперь уверенно, словно не возилась всю жизнь с микроскопами и пробирками. Сын залетал в деревню ежегодно, именно залетал, оставляя после себя запах дорогого одеколона.
Работать на земле Гуров-младший не умел и не любил. Мать с отцом сына не осуждали: человека нельзя на землю посадить, он должен прийти к ней сам и уже не расставаться.
Гуров поговорил с родителями по телефону, сказал, днями будет, однако душа его раздваивалась.
Он очень хотел видеть отца с матерью, но терпеть не мог носить кирзовые сапоги и копать грядки.
Гуров не любил копать их весной, когда земля радостно хлюпает, ожидая посева, не любил ковырять ее летом, заскорузлую, высушенную солнцем. Да и осенью, когда земля щедро вознаграждала труд человека, помидоры трескались под собственной тяжестью, а укроп, кинза, петрушка и лук благоухали, работать в огороде он не любил.

И хотя мать утверждала, что родила его в крестьянской избе почти одновременно с теленком, опер был убежден, что он - дитя городского асфальта. Он знал и понимал город, исход родителей из цивилизации воспринял философски, заявил, что, если жизнь сложится нормально, имея в виду, что его не убьют раньше, он приедет к старикам с внуком и они станут показательными фермерами.
Итак, полковник, опер-важняк, собирался к родителям в деревню на побывку.
В это время и раздался звонок в дверь. Гуров, уверенный, что явился друг и коллега Станислав Крячко, собирался уж отодвинуть тяжелый засов. Но в последний момент машинально пригнулся к "глазку" и, к своему удивлению, увидел рядом со Станиславом Марию.
Их любовь продолжалась более года, со времени развода Гурова с первой женой. Срок был воистину рекордным. Женщины обожали Гурова, влюблялись постоянно, но жить с ним под одной крышей долго не могли, покидали его со слезами и стенаниями.

Мария ушла с полгода назад молча, но на то она и была талантливой актрисой, не умела быть похожей на всех.
- Что ты сопишь и не открываешь? - Мария нетерпеливо, с вызовом забарабанила кулачком по двери. - Наверное, в трусах и небритый? - не удержалась она от насмешки.
- Бритый, но босиком, - Гуров распахнул дверь. - Здравствуй! Не представляешь, как я рад тебя видеть! - С чего это он вдруг осип?
- Попробовал бы ты сказать иное! - Мария чмокнула его в щеку, прошествовала в квартиру. - Стас! Заходи, девок здесь вроде не наблюдается.
Станислав Крячко, тоже полковник, был ниже своего шефа на полголовы, но, пожалуй, шире в плечах, розовощек, насмешлив, что не мешало ему, когда требовалось, выглядеть необычайно серьезным и солидным. В данный момент требовалось.
- Генеральная уборка? Или никак господин полковник собираются в отпуск, который не отгуляли еще со времен правления большевиков?
Какой хитрец! Кто-кто, а он давно был в курсе отпускных планов Гурова: занимали в министерстве один кабинет, виделись сегодня утром, даже пропустили обязательный символический посошок.
От неожиданности Гуров замешкался с ответом. Словно загипнотизированный, он не мог отвести глаз от Ма



Назад