52ae7828

Леонов Николай - Лев Гуров 49 (Шакалы)



ШАКАЛЫ
Николай ЛЕОНОВ
Глава 1
В России каждому известно, что понедельник - день тяжелый. Даже если в рот не берешь спиртного, физически чувствуешь себя превосходно, все равно в первый день недели работать не хочется, что вполне естественно, даже машину, прежде чем ехать, некоторое время прогревают, хотя она и железная.

Ну а коли в выходные было выпито, о понедельнике лучше не говорить. Сам старик Даль таких слов бы не нашел.
Конечно, лучше, чтобы наша история начиналась в другой день, известно, лучший день недели - пятница, но против правды не попрешь. Наступило двадцать второе января, в воздухе мельтешили снежинки, их было немного, вели они себя нерешительно, полагалось бы опускаться на землю, но снежинки никуда не спешили, безмятежно порхали, прилипали к лобовому стеклу автомобиля, люди, у которых автомобиль отсутствовал, поднимали воротники, и именно там, за воротниками, снежинки стремились найти свое последнее пристанище.
Старший оперуполномоченный уголовного розыска полковник Гуров снял короткую дубленку, сильно ударил ею по двери своего кабинета, постучал ногами и переступил порог.
Станислав Крячко, тоже полковник-важняк и друг, уже сидел за столом и якобы писал.
- Добрый день, Станислав, - сказал Гуров, вешая дубленку на угол дверцы шкафа.
- Ты начальник, - Крячко с довольной улыбкой отложил ручку, потянулся, - если этот чертов день изволишь именовать добрым, я согласен.
Гуров еще раз топнул, сбивая снег с ботинок:
- Неужели у двери нельзя положить коврик?
- Воруют, могу украсть у соседей, так ведь если только гвоздями прибить. Тебя Петр просил зайти.
Начальник главка генерал-лейтенант Петр Николаевич Орлов был другом оперативников, судя по тону Крячко, никакого ЧП не произошло, и Гуров недовольно спросил:
- Не сказал, чего требуется? - Он подошел к своему столу, перевернул листок календаря, на котором был нарисован знак вопроса, попытался вспомнить, что данный знак означает, не вспомнил.
Крячко бросил папку в стоявший в углу сейф, щелкнул замком, подошел к другу, снял с лацкана его пиджака несуществующую пушинку, продекламировал:
- "Как денди лондонский одет..." Идем.
- Тебя тоже звали?
- Нет, боюсь, ты заблуждаешься. Кабинет генерала находился через две двери от кабинета сыщиков.
- Когда тебя выгонят из конторы, пойдешь на эстраду, у тебя улыбка естественная, а остроумие там не в моде.
Гуров был старше Крячко на четыре года, выше на полголовы, но Станислав ухитрялся смотреть на друга и начальника снисходительно, даже сверху вниз. Гуров был очень талантливый сыщик, но житейски отличался наивностью и полным нежеланием ладить с начальством.

Генерал Орлов, хотя и являлся начальником главка, к категории начальников не относился, Гурова понимал, любил, втайне завидовал его простоте в обращении с сильными мира сего. Секрет силы и смелости Гурова был крайне прост, он занимал должность на несколько порядков ниже той, что заслуживал, и ни один министр не мог с сыщиком ничего сделать.

Его можно лишь уволить, но такими специалистами не бросаются. Ведь ни один главврач не уволит уникального хирурга лишь потому, что у него неуживчивый характер. А не дай Бог, с близким родственником несчастье произойдет или с кем из окружения Президента, к кому за помощью кинешься, скальпель доверишь?
- Лев Иванович, прошу, о вчерашней передаче помалкивай, мы менты, политика не нашего ума дело, - сказал Крячко, открывая дверь в приемную Орлова.
Вчера вечером в передаче "Итоги" интеллигентно, но откровенно высекли Президента. Уничтожение с



Назад