52ae7828

Леонов Николай - Пир Во Время Чумы



det_police Николай Леонов Пир во время чумы Сыщики экстракласса, полковники милиции Лев Гуров и Станислав Крячко сделали, казалось бы, невозможное. На борту самолета, следующего из заштатного городка Котунь в Москву, они везут не только убийц депутата Госдумы Галины Старовой, но и стволы, задействованные в убийстве, и письмо, которое может вывести на заказчика преступления.

Все бы хорошо, но `сыскари` не уверены — приземлится ли самолет в Москве, если вообще приземлится? И кто встретит их на поле аэродрома?..
1999 ru ru Денис FB Tools 2004-10-21 http://mysuli.aldebaran.ru OCR Денис 4CE397AA-9E55-45FC-8CE6-B95747817AF2 1.0 v 1.0 — создание fb2 OCR Денис
Николай Леонов. Пир во время чумы ЭКСМо Москва 2000 5-04-005373-8 Николай Леонов
Пир во время чумы
Памяти друга
Вы взяли в руки последнюю повесть Николая Леонова, больше он ничего не напишет. 13 января 1999 года его не стало.
За несколько дней до Нового года я позвонил ему, чтобы поздравить, пожелать здоровья, долгих лет и всего того доброго, что желаешь близкому и дорогому человеку. Мне хотелось уехать в деревню, в снега. Николай мне не позавидовал, он был городским человеком.

Веселым голосом, но кратко, в обычной своей сдержанной манере он сообщил, что вот только что — прямо сейчас! — он поставил последнюю точку в новой повести.
Я знал, что в этой его вещи расследуется убийство депутата Государственной думы Галины Старовой. И это написано всего через несколько месяцев после убийства Галины Старовойтовой, когда следствие топталось в версиях и ничего фактически реального не имело в руках. И вот Леонов выдвигает свою версию!..
“Смелый человек ты, Коля!” — “Ну, ладно, прочтешь — узнаешь!.. ”
Теперь эту последнюю повесть Николая Леонова мы берем вместе с тобой, читатель!..
Должен поделиться одним наблюдением, почти мистическим. Человек вовсе не суеверный, несколько раз я замечал, как тексты Леонова — те ситуации, которые он придумал в своей книге, потом сбывались в жизни реальных людей, его прообразов. Причем порой весьма жестоко.

Что ж, Николай Леонов накликал на них беду? Нет, скорее иное: он умел слишком глубоко проникать в скрытые механизмы нашей жизни и таким образом мог предугадывать, как будут развиваться события в реальных судьбах людей.
Мысль о странно сбывающихся предсказаниях Леонова, оказывается, приходила в голову не только мне. О том же рассказывает Гуров, но не Лев Иванович, любимый литературный герой Леонова, а Александр Иванович Гуров, лицо вполне конкретное — генерал-майор милиции, случайный однофамилец знаменитого сыщика.

А. И. Гуров тоже в своем роде лицо замечательное: он первый громко заявил о надвинувшейся на Россию опасности в лице мафии, был поставлен во главе борьбы с организованной преступностью. Честный, неподкупный, принципиальный, он, как и леоновский Гуров, не раз оказывался “не ко двору”...

Так вот, А. И. Гурова поразило, как точно Леонов предугадывал его судьбу: сначала снимают Гурова в повести, а потом и его самого в реальной жизни. Точно так же возвращение Александра Гурова в милицию снова на ответственную должность произошло вскоре после того, как литературный Лев Гуров опять же возвращается в Главк и приступает к оперативной работе. “И так каждый раз! Эти совпадения — прямо какая-то мистика...”
Возвращаясь к последней повести Н. Леонова, невольно задумываешься: а что же выяснится в результате следствия по убийству Галины Старовойтовой? И узнаем ли мы правду о настоящих заказчиках убийства? И когда узнаем — может быть, через пятьдесят лет, когд



Назад