52ae7828

Леонов Николай - Трактир На Пятницкой



ТРАКТИР НА ПЯТНИЦКОЙ
Николай ЛЕОНОВ
Глава первая
ПАШКА АМЕРИКА
Пашка стоял на излюбленном месте - у мануфактурной лавки Попова. Перевалило за полдень, стало жарко, а клиент не появлялся.

Два раза можно было взять по мелочи, и приказчик Федор многозначительно подымал бровь, но Пашка не шевелился и провожал мелкую рыбешку равнодушным взглядом. На то он и был Пашка Америка, фартовый вор, известный каждому деловому человеку на Пятницкой, Ордынке, Кадашах и даже Сухаревке, чтобы не разменивать себя на пятаки.
Федор постучал в окно, и Пашка вошел в лавку.
- Что же ты? - выдохнул Федор. Он копался в своих книгах и исподлобья поглядывал на Пашку. - Мильона ждешь?
- Подсказчик липовый. Грошовая твоя душа, - Пашка длинно сплюнул на дощатый пол. - У старухи если и есть червонец, так она его из рук не выпустит - а краля зашла на твой барахляный товар позевать, у нее, кажись, и на трамвай нету...
Федор открыл было рот, но дверной колокольчик предостерегающе звякнул, и приказчик заспешил навстречу покупателю.
Пашка посмотрел на щуплую дамочку, прижимающую к груди видавший виды ридикюль, профессионально определил, что она сегодня не завтракала и обедать пока не собирается, пнул ногой дверь и вышел на улицу.
Лавка эта была хороша для Пашки и тем, что стояла на пути к большим магазинам, и все, кто отправлялся за покупками, обязательно заглядывали в нее. А Пашка уж безошибочно определял, есть ли у человека деньги, где они лежат и стоит ли связываться.

Пять дней назад он здесь наколол жирного гуся, который принес Пашке двадцать червонцев. Но это было пять дней назад, а сейчас от этих червонцев осталась лишь головная боль.
Пришло время обедать, и он бодро зашагал по Пятницкой. Чумазый парнишка на углу торговал папиросами. Увидев Пашку, он ловко подхватил спадающие штаны и, шлепая по булыжникам коваными подошвами солдатских ботинок, подбежал к Пашке.
- Завязал, Америка? На сегодня контора закрыта? - спросил он.
- Перерыв на обед, Шкет Иванович. Скоро вернусь. Ты жди, сегодня будет удача.
- Купи папиросочку, Америка. Сделай почин, поддержи мою коммерцию, - пацан протянул раскрытую пачку "Люкса".
- Уговорил, купец, - Пашка взял пару папирос, одну бросил в рот, а другую заложил за ухо.
- Прошу, гражданин-товарищ-барин, - в одно слово выпалил пацан, артистически взмахнул рукой, и в заскорузлой ладошке заплясал огонек спички. - Прикурите-с. Четвертачок, Америка.
- На обратном пути, купец. Смотри штаны не потеряй, - Пашка шлепнул его по затылку и пошел в пивную Когана, где мог перекусить в долг. По дороге он думал, что удачи сегодня не будет.

И если бы он спьяну вчера не обещал Нинке отметить ее день рождения в "Балчуге", то пошел бы сейчас спать. Какая же работа с похмелья!
Увидев Пашку, старик Коган быстро налил кружку пива, наложил на тарелку сосисок и швырнул ее по стойке. Кружка с тарелкой, как связанные, скользнули по белой жести и остановились перед Пашкой. Пока он ел, старик: с полотенцем в руках сидел рядом, молчал, вздыхал и смотрел на Пашку грустными слезящимися глазами.
- На мели сидишь. Может, передумал, Паша? - спросил он, когда Пашка отодвинул пустую тарелку и закурил. - По краешку ходишь, не ценишь себя. С твоей внешностью и моим опытом мы бы такую коммерцию организовали!
- Не тарахти, - Пашка встал. - Расплачусь позже.
- Подожди, - старик взял его за рукав. - Утром заходили двое, расспрашивали.
- Знаю я их, - Пашка рыгнул и потянулся. - Районная уголовка. Я им ни к чему. Они рабоче-крестьянскую собственность берегут. Их таки



Назад