52ae7828

Леонтьев Борис - Триумф Великого Комбинатора, Или Возвращение Остапа Бендера



humor_prose Борис Леонтьев Триумф великого комбинатора, или Возвращение Остапа Бендера Итак, «Триумф великого комбинатора». Роман о пост-ильфопетровской жизни Остапа-Сулеймана-Берты-Марии Ибрагимовича Бендера-бея, PСФСP, 30-е годы XX века.

Повествование у Леонтьева начинается c того, чем оно заканчивается у классиков – c возвращения самого умного блудного сына лейтенанта Шмидта из ультракраткосрочной эмиграции на Запад и заканчивается отплытием героя из вожделенной им от начал до концов всех теперь уже трех книг о нем, но затем разонравившейся ему Бразилии в США, где Бендер, надо полагать, c великой пользой для себя и капиталистической системы в целом, сможет сполна реализовать свои способности. Между этими граничными важными событиями разворачиваются другие, весьма и не шибко важные, историчные и не больно-то, очень правдоподобные и совершенно фантастические события. Но c ильфопетровским динамизмом и c развитой напряженностью.
ru Black Jack MS Word (ExportXML.dot) + FictionBook Tools 2004-05-15 C40650DE-9599-49CC-B824-974926D01D93 1.0 Борис ЛЕОНТЬЕВ
ТРИУМФ ВЕЛИКОГО КОМБИНАТОРА,
или
ВОЗВРАЩЕНИЕ ОСТАПА БЕНДЕРА
ПРЕДИСЛОВИЕ.
ПОСЛЕДНЯЯ КОМБИНАЦИЯ ОСТАПА БЕНДЕРА
Сознаюсь, на акватории тела (правомочность сего словосочетания зиждется на общеизвестном факте: на более чем девяносто процентов организм любого человека, кроме, разве, что поднесь живейшего изо всех живых Мавзолеича, состоит из воды) у меня отсутствует наколка c расхожим, можно даже сказать, – классическим текстом «Нет счастья в жизни». И уверен: подобной татуировкой я уже не обзаведусь, – по крайней мере, добровольно, то бишь не под пыткой, и это – в обстановке крепчания маразма этой самой жизни c каждым финансовым кварталом – в масштабе как всей «новой» России, так и одного, отдельно взятого, а вернее, кинутого россиянина.
Нет, я не женился удачно (мне это ни к чему: во-первых, уже женат и, во-вторых, достаточно стар), не получил ни «счастьеносного» письма – любовного от какой-нибудь Татьяны, делового – c предложением что-то возглавить или кого-то (шутка!) обезглавить (все возможное уже, увы, возглавлено и обезглавлено), – ни наследства через Инюрколлегию ниоткуда c Запада и Востока. А не буду я «накалываться» по той простой причине, что познал, пусть маленькое, но как мне представляется не сомнительное счастье: первым из всех землян (после автора, разумеется) прочитал еще, что называется, тепленький роман Бориса Леонтьева «Триумф великого комбинатора».

А это, как бы там ни было и как читатели уже прояснили, – пролонгация романа «Золотой теленок», который последний сам, в свою очередь, является продолжением «Двенадцати стульев». Как говорится, не «хухры-мухры»! Да явится и для вас лежащая сейчас перед вами книга неким физическим воплощением некоего счастья! и да пообширней будет акватория тел, свободная от тавро вышеупомянутого классического содержания!
Несомненно, «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» – произведения произведений, «вечные книги» (термин принадлежит газете «Комсомольская правда»). Разумеется, к вечным по праву должны быть причислены и другие избранные книги – сочинения писателей разных стран и народов.

Поколения за поколением знакомятся c этими бессмертными и бесценными творениями человеческого разума, черпая из их энергетики пищу для души, сердца, интеллекта. Недаром же они – «вечные».
Но, как ни крути, а каждая книга – выдающаяся ли, заурядная – все равно – «вещь в себе», и, сколько ее не перечитывай, – сюжет не сдвинется ни на йоту от установленного



Назад