52ae7828     

Лесков Николай Семенович - О 'квакереях'



Н.С.Лесков
О "Квакереях"
(Post-scriptum к "Юдоли")
{* Приписка (лат.).}
Honny soit qui mal у pense
{Пусть будет стыдно тому,
кто об этом плохо подумает
(франц.).}
Мои ретроспективные рассказы, напечатанные под заглавием "Юдоль",
вызвали у некоторых лиц недоумения: некоторым из читателей показалось
странно, откуда взялась квакерша в русском доме тридцатых-сороковых годов?!
Этим читателям помнится, что тогда в дворянскую жизнь скорее врезывалось
романтическое веяние римского католичества, к которому покровительственно
относились обер-прокурор синода кн. Голицын и другие влиятельные особы
тогдашней поры, но что тогда будто бы отнюдь неизвестно было "суровое -
квакерское, религиозное резонерство". А потому упомянутым читателям
думается, что эпизод с выведенной у меня квакершей Гильдегардой как будто бы
не подходит к тому времени и отдает светом иной, позднейшей поры,
наступившей после появления в русском обществе англичанина, лорда Редстока.
Причем мне делают указания на сочинения протоиерея Михаила Як. Морошкина и
гр. Дм. Андр. Толстого о иезуитах, а также и на то, что писали о Редстоке
кн. Мещерский и другие, "совоспитанные ему". Некто же, более прочих
уверенный в основательности своих сведений по истории "посторонних
религиозных влияний", утверждает, будто "квакеров даже и не видали в России
до нынешнего (1892) года, когда они прибыли сюда под именем Друзей и
привезли в Россию денежную помощь для голодных".
Такие замечания очень многозначительны для писателя, и на все эти с
разных сторон доходящие до меня замечания я считаю необходимостью дать
читателям моих воспоминаний объяснение.
Вначале скажу, что я, конечно, читал и знаю, что писали о католичестве
в России протоиерей Морошкин и граф Дм. Толстой, а о Редстоке есть книга,
написанная мною самим, и за сведениями об этом англичанине мне нет никакой
надобности обращаться к сочинениям кн. Мещерского, - а затем перехожу к
объяснениям по самому существу выраженных "недоумений".
Совершенно справедливо и в исторических изысканиях последнего времени с
достоверностью доказано, что в тридцатых годах среди русской знати имело
значительный успех стороннее влияние римского католичества, а не
протестантство, но это отнюдь не доказывает, что тогда совсем не имели
участия в русской жизни и другие религиозные веяния, исходившие от людей,
известных под общим наименованием "пиетистов" (от pietas - благочестие), в
числе которых были и квакеры.
Так как в "Юдоли" я сообщаю воспоминания, касающиеся только моего
родственного круга, то для оправдания себя лично я почел бы достаточным
сказать, что по отношению к протестантам мы в своем родственном кругу были в
особливых, сближающих условиях, так как одна из моих теток была замужем за
англичанином, и все мы (тогдашняя молодежь) выросли в уважении к верованиям
и благочестию родственного нам английского семейства, в котором наши старшие
нередко ставили нам, молодым, на вид образцы деятельной христианской жизни,
послужившие нам во многом примерами. Мне кажется, одной этой ссылки было бы
довольно, чтобы читателю стало ясно, как в семью нашу проникал немножко дух
английской религиозности и почему живая душа тети Полли после своих хромых
движений туда и сюда - на оба колена - нашла облегчение и попутный ход к
свету в содружестве такой женщины, как описанная мною молодая и очень
красивая квакерша Гильдегарда Васильевна, которую тетя Полли встретила
случайно, быстро ее поняла и оценила, а потом страстно к ней привязал



Содержание раздела