52ae7828     

Лесной Hopвeжcкий - Ромео И Джу



Норвежский Лесной
РОМЕО И ДЖУ
(виртуальное чтиво)
По мотивам произведений Квентина Тарантино, Уильяма Гейтса III и Антона
Борисовича N
Снаружи было совсем темно, когда наш старенький "MS Ford '98", вздрогнув и
недовольно фыркнув шестью выхлопными трубами, до омерзения лениво выкатился
на проспект Синего Банта (бывший Ленинский). Пустынные тротуары освещались
холодным мертвенно-бледным светом редких фонарей. Шел снег. Рассыпанные
случайным образом по грязно-черному московскому небу тусклые зимние звезды
вспыхивали, подмигивали и угасали, словно на покрытом толстым слоем пыли
экране доисторического монитора.
- Когда-нибудь они сменят и этот screen-saver, - произнес я. - Напрягут
своих ученых, те установят на крыше небоскреба очередную новую технологию,
которая лазерным лучом сможет рисовать в атмосфере разноцветные оконные
рамы. Или летящие на крыльях тостеры. Потом, разумеется, они увеличат
разрешение, добавят звук, понавешают всюду баннеры и подключат эту штуку к
Интернету.
Джу ничего не ответила.
Я поднял глаза, и в дисплее заднего обзора отыскал изображение ее лица.
Наши взгляды пересеклись.
- Расскажи о своем прошлом, - тихо попросила Джу.
- Я его еще не придумал, - наверное, в это мгновение Джу рассматривала мою
горькую усмешку. - Впрочем... Понимаешь, они украли мою мечту, - я
судорожно вцепился в руль, хоть это и было абсолютно бессмысленным
занятием: все машины серии MS не поддерживали ручное управление, а
контролировались центральным компьютером Главной Администрации Информации
(ГАИ). Муляж рулевого колеса, как и "зеркало заднего вида", предназначались
исключительно для совместимости с предыдущим поколением автопользователей и
поставлялись ненормальным вроде меня за дополнительную плату. - С детства я
мечтал стать вебобозревателем. Но моя мать была простой хэтэмээльщицей - ты
сама знаешь у кого, - а отец с утра до позднего вечера прокладывал
оптоволокно по канализационным трубам, размещенным под Москва-рекой, - что
они могли сделать? И потом, - я пожал плечами, - было потеряно драгоценное
время. Те, кто начинал, скупили последователей со всеми потрохами и
исходниками. Они, - кивком головы я указал в сторону огромного рекламного
экрана нового голографического диска "Тема, Темочка, Артемий Андреевич",
занимавшего всю витрину "Paravozov-Press", мимо которой мы тащились со
скоростью 32 километра в час, - оказались первыми. А в то время было
достаточно проснуться с похмелья и на своей страничке в пятнадцати
килобайтах рассказать, насколько твой организм плохо себя чувствует. На
другой день обозреватель второй волны обозревал содержание твоего
обозрения, поскольку ничего более интересного в русскоязычной Сети за сутки
не произошло. Далее представитель третьей волны описывал новости с двух
упомянутых страниц, и так далее. "Третий" получал свою тысячу хитов,
"второй" - пять тысяч, а тот, кому было по утрам плохо, отхватывал самый
жирный ломоть аудитории.
Джу хранила ледяное молчание. Точь-в-точь SoundBlaster 2048 Pro в моей
сломанной микроволновке. Я вздохнул и продолжил:
- В 92-м было достаточно набрать на клавиатуре страничку голого текста, и
ты мог заработать имя, славу и достаточное количество посещений в будущем.
В 95-м уже нужно было либо уметь самостоятельно разбираться с HTML,
рисованием картинок, программированием скриптов и написанием грамотного
текста, либо платить дизайнеру, художнику, фотографу, программисту и
корректору. В 98-м появились проблемы с анимацией, разными ди



Содержание раздела